Апартаменты Пашиняна, или Кого поселить на правительственной даче в Конде

0
13

Апартаменты Пашиняна, или Кого поселить на правительственной даче в Конде

Официант Патрик, бывшие партийные бонзы и Пашинян: сменятся ли хозяева дач в КондеПоложение у премьер-министра Армении Никола Пашиняна нынче шаткое. Оппозиция требует его отставки. Если премьер покинет свой пост, выселят ли его из апартаментов? Об истории правительственных дач в Конде напоминает колумнист Sputnik Армения.

Из сообщений СМИ: «Правительственные дачи, расположенные по адресам (адреса указываются – С.Б.), передаются министерству здравоохранения Армении для перепрофилирования в лечебно-оздоровительные и медицинские учреждения». Опубликовано в августе 1988 года.

Власть не захотела держать струну натянутой, и для восстановления социальной справедливости выписала из так называемых правительственных дач партийную знать, прописав там обычных людей. Тем не менее, главный раздражитель масс – дачи в Конде – трогать не стали. Проявив отменную живучесть, они остались в том же статусе, и сегодня там живет премьер-министр Армении Никол Пашинян. Но от этого хорошо только ему.

Вопрос: почему когда в советском Конде жили другие, не было так плохо? Правила общежития по-советски допускали исключения в виде привилегий для главных коммунистических бонз, и это принималось за должное. Положено – значит так надо.

Во-вторых (а, может быть, во-первых), армяне в то время пусть и не жировали, но имели гарантированные работу, квартиру, бесплатное образование, лечение, а также пакет социальных льгот. Это, конечно, не ставило тогдашних постояльцев Конда на одну доску с квартирантами Норкского массива, однако…

И, наконец, в-третьих (а, может быть, опять же во-первых) – кадры решали все! Карен Демирчян, Фадей Саркисян, Грант Восканян: первый секретарь ЦК, премьер-министр Армении и, как сказали бы сегодня, президент республики соответственно, были людьми не с улицы, а с биографией и достойным послужным списком.

Как бы там ни было, грянула перестройка, надо было идти в ногу со временем, и то, что вчера было в порядке вещей, сегодня резало глаз.

Со слов Роберта Меграбяна, тогда заместителя управляющего делами Совета министров Армянской ССР:

– В живописных, но укромных уголках республики много домов и домиков, которые большее время года остаются на замке. Это так называемые правительственные дачи, дома приемов и другие подобные заведения. Теперь их хозяевами станут ветераны труда, дети-сироты, воины-интернационалисты. Стали. Новые замки для избранных возводить перестали, но Конд как был, так и остался. Ждал новых хозяев.

Что сделал Пашинян первым делом, переселившись из квартиры советского образца в кондские дачи? Распахнул двери настежь и представил широкой публике внутренние покои, включая ватерклозеты. Кому это было надо? Ему самому: смотрите, дескать, гордые граждане Армении, как здесь жили бывшие, и как буду жить я.

Посмотрели. Зажил на широкую ногу, в сугубо закрытом режиме, с усиленной охраной – все осталось, как было, и, все-таки, что-то не клеилось, звучало диссонансом, вылезало не тем боком. В чем дело? Дело в Пашиняне Николе Воваевиче.

Окончил очень среднюю школу в Иджеване, недоучился в университете Еревана, покричал, пошумел, побранился, на волне всенародного помутнения вознесся в политическую высь, из плохо прибираемой коммунальной жилплощади оказался в покоях, где живут «князья». Зачем народному любимцу это было надо?

Из личных воспоминаний автора, тогда собкора «Известий», время от времени посещавшего Конд по служебной необходимости. Описывать дачи после очных и заочных экскурсий Пашиняна нет смысла, но по тем временам многое видится проще и скромнее. Что запомнилось больше всего?

Официант Патрик. Вполне себе англосакс, всегда подтянутый, отлично вышколенный, знающий тонкости этикета – к нему хотелось обращаться не иначе, как на «вы». Представить, чтобы за опекаемым им столом грызли кость от «чалахача» и вытирали ладонью рот, было просто невозможно. Бывшие тоже были далеко не голубой крови, но старались. То ли дело сейчас, гуляй напропалую! Бедный Патрик…

Похоже на то, что у непотопляемых дач в Конде вскоре сменятся хозяева. Кто в них вселится, пока неизвестно. А, может, как в 80-х, передать их пострадавшим в карабахской войне, отвести под реабилитационный центр, найти другое применение, чтобы раз и навсегда избавиться, наконец, от дурной славы «плохой квартиры»?..

Попутно для тех, кто не знает. В 50-х годах прошлого века первые лица Армении после отставки оставались жить там, где и жили до того: первый секретарь ЦК Сурен Товмасян (улица Абовяна), председатель Президиума Верховного Совета Армении Шмавон Арушанян (проспект Туманяна), первый секретарь ЦК Яков Заробян («Каскад»).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь