Чем чревата для Тбилиси военная дружба с Анкарой и Баку против Еревана

0
40

Чем чревата для Тбилиси военная дружба с Анкарой и Баку против Еревана

Почему грузинские военные готовы «дружить против Армении» с Турцией и Азербайджаном?Продолжаются военные учения Турции, Азербайджана и Грузии, первые после 44-дневной войны. Газета Türkiye утверждает, что цель — устрашение Армении. Для Анкары и Баку устрашать Армению – норма, но зачем это Тбилиси? Колумнист Sputnik-Армения разбирается.

Турецко-азербайджано-грузинские учения, именуемые Caucasus Eagle («Кавказский орел»), проводятся обычно раз в два года. Участвует в них спецназ трех дружественных стран. Но в этом году в качестве самостоятельной стороны упоминается также Нахичеванская автономия Азербайджана, международным субъектом, как известно, не являющаяся. Кроме того в качестве наблюдателей в маневрах будут участвовать военные из Украины.

Учения турецких, азербайджанских и грузинских спецназовцев проводятся с 2009 года. Это уже пятые подобные маневры. Первые два раза они проходили в Турции, третьи — в 2017 году — в Грузии. В последний раз – в сентябре 2019 года спецназовцы отрабатывали взаимодействие на военной базе в Нахичеване, в считанных километрах от границы с Арменией. Примечательно, что в тот раз в учениях принимали участие также силы спецназа Пакистана.

Спустя ровно год три из четырех стран, участвовавших в тех маневрах, развязали войну против Нагорного Карабаха (во время военного парада в Баку над трибуной развевались флаги Азербайджана, Турции и Пакистана).

Грузия в той войне сохраняла подчеркнутый нейтралитет. Но спустя 9 месяцев после завершения военных действий официальный Тбилиси вновь позволяет втянуть себя в сомнительную затею, чреватую утратой нейтралитета.

Caucasus Eagle – не единственные совместные военные учения, проводимые с участием вооруженных сил Турции, Азербайджана и Грузии. Есть еще традиционные маневры Eternity («Вечность»), которые регулярно проводятся с 2010 года. Единственным исключением был 2020, когда учения отложили из за пандемии коронавируса и войны в Карабахе.

Eternity-2021 планируется провести 4-8 октября в Грузии. Изначально было провозглашено, что главной целью всех учений является взаимодействие для совместного обеспечения безопасности региональных стратегических объектов. Таких, как нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку- Тбилиси-Эрзерум, железной дороги Баку- Тбилиси-Карс. Условным противником представляли группировки международных террористов, способных угрожать региональной безопасности.

Но со временем попытки Баку и Анкары использовать Грузию против Армении стали все более откровенными. Это стало еще очевиднее после второй карабахской войны. Турецко-азербайджанский тандем, конечно же, хотел бы превратить Тбилиси в антиармянский плацдарм. Ведь именно через Грузию проходит главная коммуникация, связывающая Армению с внешним миром. Военное партнерство выглядит удобным способом навязать Грузии правила игры, позволяющие окончательно изолировать Армению — четвертого потенциального регионального игрока.

Впрочем, в Тбилиси многие уже осознают, что попытки втянуть их в военные проекты, призванные угрожать соседней Армении, не могут исходить из интересов Грузии. Более того, усиление в самой Грузии азербайджано-турецкого военно-политического присутствия чревато серьезными проблемами, решать которые возможно лишь в партнерстве с армянами.

Поражение армян в карабахской войне привело к укреплению тюркской оси, которая берет начало в подвергшейся турецкой экономической экспансии Аджарии и продолжается в азербайджанонаселенной провинцией Квемо-Картли, демографический облик которой не может не волновать грузинских патриотов. Единственным клином между ними остается армянонаселенная Джавахетия, жители которой в целом вполне лояльны Тбилиси.

Немаловажно и то, что крайне важный для Грузии прямой выход на Иран пролегает через армянскую область Сюник, в отношении которой Азербайджан не скрывает территориальных притязаний. Все это заставляет грузинских политиков и экспертов по-новому взглянуть на перспективы военного сотрудничества с Азербайджаном и Турцией.

Национальные силы в Грузии не раз требовали от властей пересмотреть военное партнерство с Азербайджаном и Турцией и отказаться от совместных учений. В последний раз с таким призывом выступил в 2019 году лидер Лейбористской партии Грузии Шалва Нателашвили. Этому предшествовал приграничный конфликт между Грузией и Азербайджаном вокруг принадлежности средневекового монастырского комплекса Давид Гареджи.

Нателашвили тогда заявил: «После того, как Ильхам отнял у нас монастырь Давид-Гареджи и церковь Бертубани, ввел туда войска, провел огромный автобан и фактически взял под свой контроль эту древнюю грузинскую святыню, участие наших ВС в военных учениях с Азербайджаном является оскорблением Грузии. Я призываю правительство и министерство обороны не посылать солдат и офицеров на учения и отказаться от стратегического партнерства со страной, которая отнимает у нас земли и святыни».

Не только оппозиционеры, но, похоже, уже и правители Грузии все активнее сопротивляется попыткам Баку и Анкары вовлечь Тбилиси в антиармянскую ось. В ходе состоявшегося на прошлой неделе телефонного разговора с грузинским премьером Ираклием Гарибашвили Эрдоган посетовал на недостаточную активность трехстороннего формата сотрудничества. Турецкий лидер предложил восстановить былое значение геополитического треугольника Анкара-Баку-Тбилиси.

«Необходимо возродить успешный формат политико-экономического сотрудничества Турции, Азербайджана и Грузии на уровне глав государств и правительств», — заявил он.

И тут ключевым стоит считать слово «возродить»: если Эрдоган говорит о необходимости «возрождения» формата, стало быть, он признает, что формат ныне мертв. Почему же он «умер»? Кто его «убил»?

Сотрудничество между дипломатами и военными трех стран было налажено сразу после развала СССР. Но структурировать формат партнерства взялись лишь в июне 2012 года. В ходе состоявшейся в Трабзоне первой трехсторонней встречи министров иностранных дел была заложена основа сотрудничества. Ее перспективы были оформлены подписанием так называемой Трабзонской декларации. В том же 2012 в Батуми состоялась первая встреча министров обороны трех стран.

Декларация обозначила направления развития военного сотрудничества. Министры иностранных дел и обороны договорились проводить трехсторонние саммиты регулярно. Сначала встречи проходили два раза в год, затем все реже. С тех пор главы внешнеполитических ведомств встречались 8, министры обороны – 6, а главы государств — 4 раза.

С приходом к власти партии «Грузинская мечта» подходы официального Тбилиси стали более прагматичными, и интерес руководства страны к трехстороннему формату партнерства стал заметно ослабевать. Эта тенденция стала еще более очевидной после избрания Саломе Зурабишвили президентом. Конфликт вокруг принадлежности комплекса Давид Гареджи послужил этому дополнительным стимулом.

Саммиты глав трех государств перестали созываться, встречи министров все чаще откладываются по инициативе грузинской стороны. На начало февраля в Баку была запланирована очередная встреча глав дипломатических ведомств – первая после второй карабахской войны. Но грузинский министр в азербайджанскую столицу так и не приехал, сославшись на неожиданные трудности во внутриполитических процессах.

Формальный предлог мало кому показался убедительным. У многих создалось впечатление, что официальный Тбилиси избегает дальнейшего углубления партнерства в силу того, что оно чревато последствиями, опасными для самой Грузии. И Бидзина Иванишвили, и Мамука Бахтадзе, и Георгий Гахария, и Ираклий Гарибашвили понимали, что союзники стремятся втянуть их в игры, которые им вовсе не нужны.

Примечательно, что Грузия в последнее время воздерживается не только от дальнейшего развития трехстороннего сотрудничества, но и от шестистороннего формата партнерства, предложенного Эрдоганом после поражения Армении в карабахской войне (имеется в виду так называемая «Кавказская платформа», сторонами которой турецкий лидер видел также Россию и Иран). Из всех потенциальных сторон предложенного Эрдоганом шестигранника только Ереван и Тбилиси не поддержали идею — не исключено, что общность подхода ими была согласована.

На фоне заметной тенденции, свидетельствующей о постепенной утрате интереса грузинских дипломатов к трехстороннему формату сотрудничества, участие Грузии в совместных учениях Caucasus Eagle-2021 и проведение у себя маневров Eternity-2021 выглядит немного странным.

Впрочем, есть своя логика в том, что военные ведут себя в этом вопросе инертнее дипломатов. Министерство обороны не может так просто свернуть партнерство со странами, которые почти напрямую дотируют ее военный бюджет. Известно, что в конце прошлого года правительство Турция предоставило министерству обороны Грузии грант в размере 100 миллионов лир. Это почти 18 миллионов долларов. Подачки подобного рода Анкарой делаются почти ежегодно. Предыдущий подобный грант был предоставлен на ремонт военного аэродрома в Марнеули.

Но чаще средства выделяются с условием, что на подаренные деньги Грузия будет покупать вооружение у турецких военно-промышленных компаний, причем по сомнительным с точки зрения конкурентности ценам. Таким образом, Турция не только затягивает Грузию в сферу своего военно-политического влияния, но еще и делает таким образом протекцию предприятиям собственного ВПК.

В Тбилиси это многие осознают. Но власти пока еще не решаются проявить политическую волю, необходимую для того, чтоб положить конец порочному формату, в большей степени служащему интересам партнеров. Кто же победит в этом невидимом споре – дипломаты, старающиеся видеть на несколько шагов вперед, или военные, желающие за чужой счет отремонтировать очередной аэродром?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь