Цветы не для праздника, или Кто в Армении «греет руки» на чужом горе

0
13

Цветы не для праздника, или Кто в Армении "греет руки" на чужом горе

Война и цветочный бизнес: кто, как и почему в Армении греет руки на чужом гореКак повели себя в непростое военное время продавцы цветов и какие ценовые изменения произошли на рынке – в нашем материале.

Астхик Сукиасян, Sputnik Армения

В последние месяцы цветочный бизнес в Армении по понятным причинам стал одним из самых востребованных. И если раньше пик с точки зрения прибыли приходился на такие даты, как 1 сентября и 8 марта, то сейчас, к сожалению, у жителей страны появилось слишком много трагических поводов для посещения цветочных ларьков.

Что удивительно – подвизавшиеся на этой ниве бизнесмены совершенно не побрезговали воспользоваться ситуацией и нажиться на людском горе. Были и исключения, но все же подавляющее большинство «цветочников», почуяв скорую наживу, взвинтило цены.

Корреспондент Sputnik Армения попытался разобраться, как в этот тяжелый период проявили себя представители цветочного бизнеса на разных уровнях, какие изменения произошли на рынке, и кто в конечном итоге виноват в сложившейся ситуации.

31 декабря, военный пантеон «Ераблур». Цветов больше, чем снега. Здесь собрались родные и близкие погибших, и просто неравнодушные люди, которые не могли как ни в чем не бывало встречать Новый год за праздничным столом. И все, конечно, несли на свежие могилы свежие цветы.

«Я плакала с каждым скорбящим. Когда вижу людей в таком состоянии, деньги не могут меня интересовать. Бывало, я бесплатно отдавала», — рассказывает владелица цветочного магазина Сюзанна, которая занимается этим бизнесом уже 10 лет.

Женщина не скрывает, что ко всему происходящему отношение у нее личное, ведь двое ее родственников уже несколько месяцев считаются пропавшими без вести.

«Невыразимо больно смотреть в глаза родственникам погибшего и писать на черной ленте для венка 18, 19, 20…».

Еще хуже, когда лично знал погибшего, и он практически вырос у тебя на глазах. Сюзанна в таких случаях просто дарит цветы, хотя от этого страдает ее бизнес.

Но ведут себя так не многие, взяв на вооружение принцип «ничего личного — просто бизнес». Резкий скачок цен на цветы стал очевиден еще в дни войны.

Если в начале октября букет из трех гладиолусов стоил в среднем 1000 драмов (чуть меньше двух долларов), то спустя несколько дней — уже 1500 (почти три доллара), а потом и дороже.

И речь вовсе не о тепличных априори более дорогих растениях.

Справедливости ради, резкий скачок цен произошел не только по вине розничного звена, но и перекупщиков. По нашим данным, они приобретали гладиолусы по цене 1000 драмов, продавали – уже по две. В итоге цветы доходили до цветочных магазинов из третьих рук уже по высокой цене и не лучшего качества.

В этот период большим спросом пользуются гвоздики, хризантемы, герберы и, конечно же, розы.

Мы выяснили, что на цветочном рынке стоимость одной гвоздики составляет 350-400 драмов (70-80 центов), букет хризантем — 3000-3500 драмов (6-7 долларов), гербера – 250-300 драмов (60-70 центов), букет самых коротких роз (например, сорта Джумилия, 50 см -ред.) стоит 7500 драмов (около 15 долларов). Однако и тут цены не фиксированные: все зависит от товарного вида, цвета и длины розы. Цена одной голландской розы в Армении может доходить вплоть до 2300 драмов (чуть больше 4 долларов).

В тот же период прошлого года средняя стоимость гвоздики колебалась в пределах 220-250 драмов (45-50 центов), букета хризантем – 2000 драмов (около 4 долларов), гербера стоила 160-200 драмов (35-40 центов), а букет все тех же коротких роз – 5000 драмов (около 10 долларов).

Комментировать цены на венки излишне. Если в регионах их еще можно достать по цене 16 000-17 000 драмов (около 30-32 долларов), то в Ереване — нет. Цены в столице начинаются с 25 000-30 000 драмов (50-60 долларов). Элитарные цветочные салоны предлагают венки по цене от 78 000 до 155 000 драмов (160-310 долларов).

В государственной комиссии по защите экономической конкуренции Sputnik Армения сообщили, что выращиванием цветов в Армении занимаются тысячи мелких тепличных хозяйств. Рынок конкурентоспособный, и монополистов, как таковых, на рынке нет. По этой причине начать производство в рамках закона комиссия не уполномочена.

«На Комиссию не возложена функция по регулировке цен, она контролирует ценовую политику хозяйствующего субъекта только в том случае, если есть вероятность злоупотребления доминирующим положением», — отметили в пресс-службе комиссии.

Корреспондент Sputnik Армения побеседовалa также с председателем общественной организации «Информированный и защищенный потребитель» Бабкеном Пипояном.

По его словам, рост цен на цветы ежегодно и традиционно происходит в праздничные дни или перед днем поминовения усопших. Пипоян считает, что государство должно вмешаться в этот процесс. Он еще несколько лет назад предложил новый инструментарий для регулировки этой сферы. Если государство будет контролировать нескольких относительно крупных игроков, они поймут, что если цветок обходится им в 100 драмов, они не имеют права «снимать» 400%-ю прибыль. Таким образом, весь рынок можно было бы стабилизировать.

Тем не менее, специалист предлагает не забывать и о объективных факторах (сезонность, тепличное хозяйство, подорожание газа и электроэнергии, изменение курса доллара в случае импорта и так далее), влияющих на ценообразование на этом рынке. Поэтому ополчаться только против продавцов цветов не стоит.

Нельзя смотреть на проблему только с точки зрения покупателей, нужно понимать, что у цветочного бизнеса также есть свои проблемы, подчеркивает Пипоян.

Конфликты из-за роста цен возникают и среди самих продавцов. Как рассказала нам продавщица цветов Карине, те, кто считал неприемлемым взвинчивание цен в военное время, жаловались и стыдили коллег-оптовиков.

Сюзанна и Карине нашли свой способ «образумить» цветочников. Они угрожают бойкотировать товар тех предпринимателей, чьи цены считают необоснованно завышенными. Со временем они будут вынуждены либо снизить цены, либо выбросить товар.

Карине признается, что и «у нее на границе был солдат», a потом резко смотрит на меня и говорит: «а у кого не было?».

Она каждый месяц ходит с сыном на могилу его друзей и благодарит за спасенную жизнь ее сына.

«После войны нашли тело самого близкого друга сына. Он попросил, чтобы именно я собрала для него венок… я не могла написать имя на черной ленте, пальцы дрожали, я вся окаменела. Родственник погибшего мальчика пришел с моим сыном забрать венок. Когда увидели меня в таком состоянии, молча ушли, наверно минут через 45 только вернулись и забрали. Даже сейчас, когда рассказываю, по спине мурашки, трудно вспоминать», — рассказывает она.

С 27 сентября прошло 109 дней. Родители, жены и дети погибших каждую неделю ходят на могилы и носят с собой цветы.

По словам розничных продавцов, не всем покупателям удается объяснить, что подорожание связано не только и не столько с ними. А ведь недовольство в первую очередь выплескивается именно на них. А им стыдно перед родственниками погибших, потому что парни отдали самое дорогое, что у них было — свою жизнь.

Остается только задаваться вопросом – насколько вообще правильно с моральной точки зрения продавать дорогие цветы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь