Между инвалидами в Армении ставится разница, или Жизнь Артема Аракеляна после ампутации

0
21

Между инвалидами в Армении ставится разница, или Жизнь Артема Аракеляна после ампутации

Жизнь после ампутации продолжается: Артем Аракелян о протезах и «неравенстве» инвалидовИз-за второй карабахской войны в Армении резко увеличилось количество людей с инвалидностью, многие из которых лишились конечностей и сегодня нуждаются в протезах. Артем на своем примере рассказывает обо всех трудностях, связанных с протезированием.

Игра с друзьями на территории одного из заводов стала роковой для 12-летнего Артема Аракеляна. Его ударило током, и из-за высокого напряжения он получил травмы, за которыми последовала ампутация рук. Врачам пришлось провести несколько операций.

С момента трагического в его жизни дня минуло 18 лет. Сегодня 30-летний Артем пытается вернуться к полноценной жизни с помощью протезов, но всегда представляет, как бы сложилась его судьба, не будь этого ЧП.

Несмотря на случившееся, Артем многого добился. После окончания школы поступил в университет, стал работать, путешествовать. Сейчас он работает в Федерации футбола Армении. На данный момент внедряют программу UEFA для девочек 5-8 лет, в ходе которой будут проводиться тренинги для тренеров-инструкторов. Готовятся к этому по полной.

«В психологическом плане ампутация — дело довольно тяжелое, полностью справиться с этим непросто, и не могу утверждать, что сам преодолел всё до конца. В какой-то степени мне повезло, что инцидент произошел в детстве, в возрасте, когда не осознаешь серьезности случившегося. Ведь на тот момент я не пытался поступить на работу, устроить личную жизнь, не думал о вождении. Просто понимал, что будет сложно», — рассказывает Артем.

Однако со взрослением, когда столкнулся с рядом сложностей, понял, что сразу всего не добьешься. «Некоторые из проблем я преодолел, другие — еще в процессе. Однажды беседовал с одним очень умным психологом и говорю ему: «Знаете, бывают случаи, когда напрягаюсь, мне становится не по себе или неловко. В ответ он сказал: «Послушай, Артем, мы живем в обществе, где люди при возникновении малейшей неурядицы в жизни не выходят из дома, а ты мне говоришь, что немного расстраиваешься. Это нормально, так и должно быть», — поделился Артем и с улыбкой добавил, что надо всего лишь адаптироваться и получать от жизни по максимуму.

Артему провели протезирование примерно через год после инцидента. Он плохо помнит, как научился с ними жить, как адаптировался. Сейчас, вопреки всем неудобствам, протезы стали частью его тела. Говорит, что нередко люди советуют ему купить более качественные протезы, чтобы все пальцы двигались. Одна, с сожалением отмечает Артем, таких протезов в Армении пока нет, да и предоставленные в рамках госзаказа тоже не такого качества.

Он указывает, что после войны выдвигаются инициативы на государственном уровне,  принимаются законы. Так, в рамках сертификата, выдаваемого Министерством труда и социальных вопросов получившим инвалидность военнослужащим, максимальный порог финансирования для протезирования одной верхней конечности составляет 2,545,000 драмов, а нижней конечности — 1,795,000 драмов. Для людей с инвалидностью при нормальных обстоятельствах этот порог намного ниже.

«На самом деле не должно быть такого разделения — инвалид и инвалид-военнослужащий. Я преклоняюсь перед погибшими и ранеными на войне, но человек остается человеком, и любой представляет ценность. К сожалению, такое разграничение существует на государственном уровне и будет закреплено в новом законе. То есть, например, я не смогу воспользоваться этими новыми протезами, что не очень приятно», — говорит молодой человек.

По его словам, человеку, не очень знакомому с проблемами протезирования, может показаться, что это большие деньги, но на рынке протезов это, мягко говоря, не деньги — особенно когда речь идет о протезах верхних конечностей.

«Протезы в Армению привозят в основном из России по доступной цене, чтобы и у компаний был бы определенный доход, но, к сожалению, с точки зрения качества имеются определенные проблемы, и всего спустя 4 года ты вынужден бываешь обратиться в офис медицинской и социальной  экспертизы с надеждой получить новые протезы. Минимум 1-2 раз в год  возникает необходимость ремонта, обслуживания протезов, и мы сталкиваемся с бюрократическими проблемами: надо собирать документы, проходить комиссии. Ведь они должны учитывать, что речь идет о руках человека. Тебе говорят, подожди месяц, два, три… Извините, а как мне ходить в туалет или есть? Это серьезная проблема, и сейчас я надеюсь, что в случае новых протезов будет решен хотя бы вопрос с ремонтом», — говорит Артем.

Он уверен, что при желании можно было объединить усилия и открыть в Армении цех по производству качественных протезов. Артем подчеркивает, что открытие такого производства, конечно, связано со значительными инвестициями, но в долгосрочной перспективе это позволит даже экономить серьезные ресурсы.

В обществе до сих пор бытует мнение, что протезирование делается раз и навсегда, однако это не так: протезы нуждаются в постоянном обслуживании и замене. А протез, полученный в рамках госзаказа, имеет много слабых мест. Для ремонта и обслуживания бенефициар обращается туда, откуда он этот протез получил.

«Сейчас я прохожу такой процесс, поскольку выяснилось, что тендер по ремонту выиграла компания, которая прежде никогда не имела дела с такими протезами, как мои. Возникает вопрос: почему тогда эта компания выиграла этот тендер? Когда обращаешься к ним по поводу починки, они недоумевают, почему к ним приходят по таким вопросам. То есть налицо много недочетов, связанных с ремонтом, и было бы хорошо, если бы ремонт производила компания, предоставляющая протезы», — отмечает Артем.

По его словам, в жизни людей, которым провели операции по ампутации, многое изменится, если у них будут функциональные протезы. Некачественные же протезы напрямую влияют на образ жизни и иногда создают значительные неудобства.

«Иногда сажусь в маршрутку, прошу кого-нибудь достать из моего кармана деньги за проезд. Люди смотрят на меня удивленно, и я вынужден показывать им руки. Все оборачиваются, возникает неловкая ситуация. И при таких протезах сталкиваешься с подобными неудобствами не только в транспорте. Или я иду с девушкой в супермаркет, она несет пакеты с покупками, а люди провожают нас недоумевающими взглядами, мол, как не стыдно мужчине давать ей таскать такие тяжести», — рассказывает молодой человек.

Артём уверен, что в любой ситуации есть выход, и даже когда все кажется беспросветным, вдруг происходит чудо, и черная полоса заканчивается. Нужно верить и жить ради этих дней.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь