Можно ли было использовать военные технологии НАТО в Карабахской войне?

0
6

Можно ли было использовать военные технологии НАТО в Карабахской войне?

Глазами дрона: Карабах изменил тактику ведения современной войны

Новые военные технологии и акцент на применение беспилотных летательных аппаратов способны полностью перевернуть тактику и стратегию ведения широкомасштабных боевых действий. Это особенно проявилось на примере локальных региональных противостояний и конфликтов (Карабах, Ближний Восток, Донбасс, а сейчас уже и Персидский залив).

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Как в стародавние времена оружейник и инженер Сэмьюэл Кольт «сделал всех свободных людей равными», так современный беспилотник по сути уравнял некоторые страны, имеющие разный потенциал. И все из-за владения дронами.

У кого «ударнее» дроны, тот впереди планеты всей

Именно это обстоятельство может сместить с пьедестала потенциального (а где-то и гарантированного) победителя — даже государство с самой мощной и сильной армией.

И с этим отныне придется мириться даже сверхдержаве, доселе откровенно кичившейся своим превосходством в небе. Интересно, что открыто говорить об этом стали только сейчас, по результатам 44-дневной карабахской войны.

На самом деле, если говорить о тех кровавых и трагических днях, то изначально следует уточнить следующее. Тогда победу на поле битвы одержали именно натовские технологии, к которым великие и богатые державы пришли достаточно давно — еще несколько десятилетий тому назад.

Израиль, например, использовал беспилотники в качестве ложных мишеней для сирийских зенитных комплексов еще в войне в долине Бекаа (1982 год). Эти дешевые дроны вызывали огонь ПВО на себя и позволяли авиации с точностью до метра выявлять координаты зенитных комплексов. Следующим же этапом развития беспилотных воздушных аппаратов стала возможность использовать дроны в качестве атаки на единичные наземные цели. Например, на разыскиваемых террористов, которых следовало ликвидировать.

С годами технологии развились. Уже было понятно, что кому-то скоро обязательно придет в голову усилить мощь и ударную силу беспилотника настолько, чтобы можно было бы «завалить», скажем, автомобиль, в котором скрывается и передвигается злоумышленник. А то и ударить по бронетехнике, задействованной на поле боя. А те, кто первым пришел к мысли разработать дорогие модели дронов, способные нести на себе солидную бомбовую или ракетную нагрузку, и вовсе оказались впереди планеты всей.

Случилось это уже к началу двухтысячных, и тогда именно натовские страны (и в первую очередь США) начали разрабатывать именно такие модели. Они были предназначены не только для наблюдения, разведки и точечных ударов, но и для поражения крупных целей на поле боя.

Законны ли были технологии НАТО в Карабахе — вопрос риторический

Именно этого уровня беспилотные летательные аппараты, тот же турецкий «Байрактар», или израильские «камикадзе» Orbiter1K и Orbiter-3 (эксперты пишут, что совместного производства с Азербайджаном) и так называемые барражирующие боеприпасы Sky Striker и Harop использовались в Карабахе. На самом деле для натовских стран это пройденный этап.

Сейчас те, кто в состоянии тратить много денег на дорогущие военные игрушки, пытаются создать технологию, по которой все боевое поле будет объединено в единую информационно-разведывательно-операционную сеть (речь в данном случае идет о военных операциях). Дорогие истребители пятого поколения будут рулить и управлять сразу несколькими дронами.

Беспилотники эти будут разных квалификаций, разного веса, разной функциональности. Начиная от легких дешевых дронов (разведка, функция «камикадзе», точечные удары) и заканчивая аппаратами, вооруженными серьезным бомбами и ракетами «воздух-воздух», «воздух-земля». Боевые истребители пятого поколения могут находиться за тысячи километров от поля боя. Пилот при этом становится скорее компьютерным оператором, нежели человеком, умеющим делать в бою «бочки» и «петли Нестерова».

В подобной войне все упирается в финансы. Победит тот, кто поднимет в воздух больше дронов всяких и разных, чьи беспилотные аппараты будут функциональнее, у кого будет больше и мощнее бомбовая и ракетная загрузка. А еще — кто больше готов и может заплатить за программное управление.

И тут сверхдержавы сталкиваются с весьма интересным обстоятельством. Ведь целый ряд среднеразвитых и финансово не сильно обеспеченных стран все равно уже освоили хотя бы некоторые элементы технологии ведения той самой «сетевой» войны. То есть связь между дроном (хоть разведчиком, хоть ударным или «камикадзе») и солдатом на поле боя уже отработана. И уже давно внедрена не только в войсках НАТО, но и в отдельных среднеразвитых странах.

Именно на этом, по большому счету, и подловили армию Армении, когда на стороне Азербайджана выступила Турция, в тактику армии которой, как члена НАТО, эти технологии внедрены Брюсселем много лет назад. Имела ли право натовская Турция использовать в локальных войнах технологии, переданные ей Североатлантическим блоком — вопрос риторический. Можно было бы сказать, конечно, что вопрос морали…

Систему ПВО СНГ усилят для борьбы с беспилотниками>>

Имела ли право Турция, которая вот уже полвека в Североатлантическом альянсе, вмешиваться в локальный региональный конфликт? Имела ли на это Анкара «добро» из Брюсселя? Но, как известно, история не имеет сослагательного наклонения, а на войне нормы морали стираются.

Другое дело, что вовремя сориентировавшийся Азербайджан начал развивать в своей армии идею применения беспилотников. Руководство же Армении, сразу после прихода к власти, устранило от должности замминистра обороны Давида Пахчаняна (март 2019 года). А ведь Пахчанян, начиная с 2016 года, со дня назначения, занимался именно беспилотными летательными аппаратами. Это к слову.

Стоит ли говорить в данном контексте о морали, когда известно, что еще в 2017 году в Баку произошел скандал с израильскими специалистами фирмы Aeronautics Defense Systems? Компания поставляла Азербайджану беспилотники Orbiter 1K. Представители утверждали, что азербайджанская сторона настаивала, чтобы специалисты Aeronautics продемонстрировали боевые возможности своего товара в полевых условиях. Те, вроде бы, отказались бить по позициям армянской армии. Было проведено расследование, в результате которого лицензию у корпорации отобрали.

А что говорить о специалистах, которые в период последних военных действий в Карабахе управляли «Байрактарами»? Ведь только потом, через пару месяцев, после остановки военных действий, 77 азербайджанских специалистов получили от турок лицензии на управление этими дронами. Кто же в дни войны ими управлял?

И чего молчали натовские страны (включая США) и руководство североатлантического альянса, сидящее в Брюсселе? Только сейчас, когда выясняется, что производство разных разведывательных и ударных дронов поставили на поток даже противники НАТО, в Пентагоне вдруг зашевелились. Испугались, например, недавнего пролета иранских дронов над авианосцем «Эйзенхауэр», находящегося в водах Ормузского пролива.

Да и вообще, как выразился председатель комитета Палаты представителей США по делам вооруженных сил Адам Смит: «Новые оборонные технологии, такие, как массовое производство недорогих дронов, положили конец эпохе однополярности и воздушного превосходства США». Такого не было у американцев со времен Вьетнама и Северной Кореи. Сейчас-то зашевелятся.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь