«Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь»: Ованес погиб, зная, что она родится

0
10

"Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь": Ованес погиб, зная, что она родится

«Мы лечились 4 года, чтобы заиметь ребенка»: Ованес погиб, не увидев дочку своей мечтыОванес Маркосян знал, что станет отцом, но это не удержало его от того, чтобы отправиться на войну добровольцем. Он обещал вернуться домой через два дня: спустя два дня после отъезда Ованес погиб.

Карине Арутюнян, Sputnik Армения

Ованес Маркосян и Ани лечились 4 года, пытаясь завести ребенка: 26 мая мечта пары сбылась — на свет появилась маленькая Мила. Она вошла с мамой в дом под музыку детских песен, но в семье царило необычное настроение: счастье иметь ребенка испытала только Ани. Ованес погиб на войне…

Мы находимся в доме Ованеса. Мила с мамой были выписанаы из больницы накануне. Семья уже отделила все личные вещи Ованеса, фотографии, и аккуратно разложила их в уголке. Все это было отложено, чтобы показать маленькой Миле, рассказать ей об отце, но еще рано, Мила сейчас пока еще в основном только сладко спит, улыбаясь во сне.

Когда началась война, 26-летний Ованес уже знал, что наконец станет отцом. В первые дни семье казалось, что им удастся убедить Ованеса не идти добровольцем. Сам Ованес много говорил о войне, но о своем отъезде пока ничего не сказал, а причина в том, что он решил обеспечить семью всем необходимым, решить существующие проблемы и только потом отправиться воевать.

«У нас было много жертв из Раздана: Ованес ходил на все похороны. Каждый раз он возвращался более сердитым и в то же время более подавленным. Говорил, что же это такое происходит, умирают 18-19-летние. А потом уже настало 12 октября, он сказал, что завтра сам отправится в качестве добровольца в Арцах», — рассказывает жена и замолкает: наверное, вспоминает их разговор.

Ани не смогла уговорить мужа не ехать, беременность не оказалась серьезным аргументом. Ованес сказал, что, если он не пойдет, кто защитит его ребенка?

«Я должен пойти и отомстить за восемнадцатилетних», — сказал Ованес жене.

13 октября он отправился в Карабах. Жена рассказывает: так как Ованес хорошо разбирался в оружии, его пытались удержать в Степанакерте, чтобы он занимался ремонтом, а потом это оружие снова бы вернули на передовую. Однако Ованес не согласился, и его перевели в Джебраил. Здесь под руку Ованеса попали доставшиеся «в подарок» от врага слегка поврежденные три пулемета Калашникова. Из них он собрал два и, вооружившись ими, взялся за настоящее дело. Через 2 дня, 15 октября, начались самые ожесточенные бои: снайпер взял Ованеса под прицел, поскольку он уничтожал большое количество живой силы врага.

«Друзья рассказали, что в последние часы он просил только воду, постоянно просил. В его кармане потом нашли конфетные фантики, наверное, конфетами перебивался, пока воду доставят. И через несколько часов снайпер выстрелил ему в голову… Говорят, он дышал 2 часа, был без сознания. Медбрат сказал, что шансов выжить не было», — рассказывает Ани, добавляя, что через два часа эта позиция уже была занята противником.

О смерти мужа Ани не сообщили, сказав, что он ранен. Женщина не поверила, у нее было внутреннее беспокойство, она чувствовала, что произошло на самом деле. А когда правда стала известна, началось самое сложное — борьба за спасение малышки. Ани прописали лекарства, она находилась под наблюдением врачей, но больше всего Ани помогла себе сама: говорит, что не простила бы себе, случись что с ребенком.

«Мы мечтали о рождении ребенка, даже ценой своей жизни я должны была ее родить. Конечно, я знаю, что будет нелегко, иногда боюсь, что не смогу обеспечить ребенка всем необходимым, но его продолжение должно было появиться на свет», — говорит Ани.

Мама Ованеса, Анаит, во время войны была в России. Она говорит, что чувствует себя виноватой за то, что не смогла убедить сына не идти на войну. Ованес позвонил матери, поговорил с ней коротко и сообщил о решении отправиться добровольцем. Сказал, что идет за дровами, чтобы обеспечить дом теплом перед отъездом — это был последний разговор матери с сыном.

«Мой Ово сказал, что уезжает на два дня, я позвонила соседке и попросила ее побыть с невесткой э​​ти дни, чтобы не оставлять ее одну. Откуда мне было знать, что сын предчувствовал? Через два дня он погиб», — волнуясь, рассказывает Анаит.

Кстати, до войны Ованес с женой тоже жили и работали в России — он был крановщиком. А вообще он был любителем автомобилей, особенно старых. Недавно купил «Газ-21» и решил его отремонтировать, превратить в современный автомобиль. Ани говорит, что теперь она отремонтирует автомобиль и, возможно, даже научится его водить. Ани тихо шепчет, что попытается передать дочери и любовь ее отца.

«Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь», — говорит Ани и, чтобы скрыть слезы, идет к малышке.

Что касается имени ребенка, то Ани выбрала его сама, заранее они с мужам его не обговаривали. Бабушка же Милы по-своему трактует имя малышки: «Мы много плакали, она не должна плакать». 

Мила, Մի՛ լա в переводе с армянского — «не плачь».

© Sputnik / Asatur Yesayants

  • "Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь": Ованес погиб, зная, что она родится

    Мама погибшего добровольца Ованеса Маркосяна Анаит показывает фотографии сына © Sputnik / Asatur Yesayants

  • "Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь": Ованес погиб, зная, что она родится

    Портрет погибшего добровольца Ованеса Маркосяна © Sputnik / Asatur Yesayants

  • "Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь": Ованес погиб, зная, что она родится

    Жена погибшего добровольца Ованеса Маркосяна Ани © Sputnik / Asatur Yesayants

  • "Представляю, как сильно он любил бы нашу дочь": Ованес погиб, зная, что она родится

    Мама погибшего добровольца Ованеса Маркосяна Анаит показывает медаль сына «За храбрость» © Sputnik / Asatur Yesayants

  • 1 / 5 © Sputnik / Asatur YesayantsМама и жена погибшего добровольца Ованеса Маркосяна Анаит и Ани

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Пожалуйста, введите ваш комментарий!
    пожалуйста, введите ваше имя здесь