Расклад сил на Южном Кавказе: что изменят демократы, пришедшие к власти в США

0
9

Расклад сил на Южном Кавказе: что изменят демократы, пришедшие к власти в США

Южный Кавказ сейчас, или Как 44 дня войны в Карабахе перевернули регионМосква видит будущее в развитии региональной инфраструктуры, логистики, в прозрачности существующих границ и так далее. Сработает ли подобный подход – покажет время. Но очевидно одно — узел на Южном Кавказе плотно затянут.

Арман Ванескегян, политический обозреватель Sputnik Армения

Пока еще неимоверно трудно предсказать, во что для всего региона могут вылиться результаты острого, жесткого военного столкновения между Арменией и Азербайджаном на карабахском плацдарме. Пока даже теоретически контуры ожидаемого мирного сосуществования между двумя странами, недавно завершившими кровопролитное противостояние, не очерчены. С другой стороны, взявшая на себя ответственность (ну и обязательства, куда деться) за мир в регионе Россия, кажется, имеет какие-то свои подходы, планы и видение на вопрос.

Настрой Москвы понятен, но обществу сейчас не до того…

Как показала московская встреча 11 января, говорить об экономическом сотрудничестве еще рано. Слишком свежи раны, слишком сильны эмоции, слишком много потеряла Армения из-за того, что в самый острый момент развития многолетнего карабахского противостояния оказалась под руководством, скажем так, не самого дальновидного, опытного и мудрого руководителя. Слишком уж остро стоит в армянском обществе вопрос пленных, заложников и без вести пропавших, чтобы можно было трезво взглянуть на сложившуюся ситуацию, на глобальные региональные перспективы, чего на самом деле требуют нынешние реалии. Слишком многое зависит от того, чего добьются за переговорным столом те, кто будет обсуждать статус Нагорного Карабаха.

Именно поэтому о какой-то конкретике в планах на будущее пока говорить не приходится. Очевидно, что чем раньше вернется в функциональный режим армянское общество, тем минимальнее будут потери при выходе из создавшейся ситуации для страны в целом. Первоочередной, главнейшей задачей для всех участников переговорного процесса становятся именно гуманитарные проблемы.

Россию этот вопрос касается отнюдь не в меньшей степени, чем тех же Армению и Азербайджан. Ведь какие-то реальные изменения в регионе, на которых настаивает Москва, как и общий настрой на мирное сосуществование всего региона, зависят сегодня от того, как будут развиваться переговоры по статусу Карабаха и по возвращению военнопленных и заложников.

Это – что касается непосредственных участников данного регионального процесса – Москвы, Еревана, Баку. Но ведь существуют и другие региональные акторы, которые все это время внимательно следили за развитием ситуации в Карабахе. В первую очередь это, конечно же, Турция, говоря о которой ни в коем случае нельзя забывать, что она – член НАТО. Еще одна страна, которая непосредственно соседствует с территорией, на которой разворачивались кровопролитные военные действия – Иран. Сложная геополитическая и социально – экономическая ситуация, в которой в последние годы оказался Иран, изначально предполагала, что отсидеться за Араксом у него не получится. И уж тем более не удастся отсидеться сейчас, когда в регионе назревают коренные изменения.

Турция вторглась, но что-то пошло не так

Говорить о Грузии, видимо, придется в несколько ином ключе. Она не настолько сильна, да и амбиций у Тбилиси поменьше, нежели у Анкары и Тегерана. Грузины мечтают, чтобы их взяли в НАТО и в Евросоюз, чтобы войска Североатлантического Альянса расквартировались на их территории, являясь гарантом того, что с территории Абхазии и Южной Осетии на них не нападут «злые русские». А еще они мечтают, чтобы быстрее закончилась пандемия, и чтобы приезжало бы больше туристов со всего света. Чтобы приходило много инвестиций из Турции и Азербайджана, равно как и заказов на транзитные перевозки — как по железной дороге, через Поти, так и по автомобильной, через Верхний Ларс – из Армении. А в «большую игру», в которую регион втянули Анкара и Баку, Тбилиси влезать, ой, как не хочется.

Как видим, у каждого из региональных игроков – свои амбиции, свои требования, свои пожелания и свое видение. Кстати и в  Баку скоро настанет понимание того, что итоги прошедшей войны вовсе не дали им тех дивидендов, на которые они рассчитывали, планируя быструю военную операцию – блицкриг – по захвату всего Карабаха. И что, по большому счету, Баку,  «таскал каштаны» для другого дяди — Эрдогана.

Дело в том, что Турция с Азербайджаном давно позиционируют себя как «одна нация – два государства», и одна из сверхзадач Анкары – совершить прорыв в регион Южного Кавказа, реализована. Достижение неслабое в чисто геополитическом плане, если учесть, что на протяжении целого века Турция была отрезана от всего региона стараниями той же России, вернее, Советского Союза. С другой стороны, полностью подмять под себя (ну или под своего «младшего брата») весь стратегически важнейший регион, не удалось – опять помешала Россия, у которой здесь свои интересы, которые при любом раскладе с интересами турецкими диаметрально противоположны. А ведь в правилах той самой «большой игры», в которую Анкара втянула-таки Южный Кавказ, ожидаются большие перемены, которые туркам отнюдь не выгодны.

И регион, и страны Южного Кавказа скоро окажутся пор прессом США

Большие перемены, в первую очередь, связаны с изменением вашингтонской администрации. С тем, что к власти в США опять приходят глобалисты, которые будут подминать под себя всех идеологических оппонентов, в каком бы уголке страны они не находились. И в этом плане Турции может здорово не повезти при определенном раскладе. Ведь при Трампе даже наказание за приобретение российских ЗРК С-400 – отстранение Турции от проекта истребителей F-35 – было против воли действующего американского президента (конгрессмены и сенаторы-демократы заставили). А сейчас эти самые демократы привели своего кандидата к власти. Это значит, что член НАТО Турция будет под пристальным вниманием и серьезным прессом своих коллег.

А еще отнюдь не исключено, что Анкаре придется отвечать перед «высоким руководством» за бездарно проведенную карабахскую операцию. Где вместо того, чтобы ослабить влияние России в регионе, она, наоборот, усилила его до такой степени, что в Карабахе сейчас расквартировались российские миротворцы. Ну, не может подобный расклад нравиться руководству Соединенных Штатов, которое очень скоро (после 20 января) будут представлять демократы. Так что серьезное давление на весь регион в целом со стороны США уже сейчас можно предсказать с высокой степенью уверенности. С учетом фактора Ирана, давление со стороны американцев становится просто предварительной констатацией факта, от которого некуда деться.

На самом деле это сейчас, пока в Вашингтоне царит неразбериха и начинается «охота на ведьм» в лице сторонников Трампа, в Тегеране пытаются воспользоваться ситуацией. Активизировались и хотят отыграть какие-то, выгодные для себя, позиции по американским санкциям. Однако давление на Иран при новой администрации, скорее всего, не ослабнет, а наоборот, увеличится. Ведь на самом деле тот же Тегеран, действуя вполне гласно, уже демонстративно нарушил немало пунктов СВПД (Совместный Всеобъемлющий План Действий). Усилить давление (в том числе и военное) на Иран США на сей раз смогут – в Персидском Заливе стоят авианосцы и ядерные подлодки, а на Южном Кавказе, на территории Азербайджана обосновались войска Турции. Но об этом – в следующий раз…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь