Три месяца спустя: что за химию применял Азербайджан в Карабахе и каковы ее последствия

0
13

Три месяца спустя: что за химию применял Азербайджан в Карабахе и каковы ее последствия

Химоружие в Карабахе. «О чем говорят» ожоги армянских бойцов? Внезапно вспыхнувшая тема о фосфорных боеприпасах, применяемых Азербайджаном в недавней карабахской войне, вдруг также внезапно исчезла. Корреспондент Sputnik Армения попыталась выяснить, каково состояние армянских военнослужащих, получивших химические ожоги.

Лилит Арутюнян, Sputnik Армения

В период войны информация об использовании Азербайджаном запрещенных химических боеприпасов стала новым ударом для армянского общества. С подобной угрозой Армения сталкивалась впервые и, как обычно происходит в таких случаях, реакция была панической: слухи ходили разного толка, а страшные ожоговые раны бойцов только усугубляли самые жуткие предположения.

Началось все с того, что в последних числах октября появились видео, на которых был виден сверкающий «дождь» над лесами в Карабахе. Как сообщало в те дни Минобороны Армении, ВС Азербайджана применяют фосфорное оружие, содержащее элементы химического оружия.

Немногим спустя в сеть начали просачиваться ужасающие фотографии с атипичными ожогами – раны солдат были необычайно глубокими, с прожженными мышцами.

Тут же появилась официальная версия Минобороны, которая сводилась к тому, что Азербайджан применил против Армии обороны Арцаха белый фосфор.

Налицо однозначно химия

В беседе с корреспондентом Sputnik Армения замдиректора Национального ожогового центра Карине Бабаян рассказала, что раны бойцов постоянно кровоточили, даже если были совсем небольшими. В случае заживления достаточно было малейшего телодвижения, чтобы рана снова открылась. Именно из-за этого врачи заподозрили, что имеют дело с нетипичными ожогами.

Однако солдат с такими ранами начали отправлять в медучреждение в первые же дни войны, то есть задолго то того, как появился видеоролик.

«Когда мы поняли, что есть химическая проблема, у нас оставалось уже около 40-50 пациентов, и именно тогда мы начали изучение. Были проведены экспертизы, и при помощи черной лампы мы обнаружили в поврежденных тканях химию», — рассказала она.

У многих пациентов был химический ожог дыхательных путей. Такие больные очень долго восстанавливались, и у них были серьезные проблемы с легкими и сердцем.

Какое именно лечение необходимо было оказать пациентам – наверняка не знал никто: ни местные специалисты, ни зарубежные, к которым армянская сторона обратилась за консультацией.

«Они тоже признавали, что информация у них достаточно скупая. Видимо, обширных исследований на эту тему нет. Нам просто предоставили перечень опасных для здоровья последствий в случае химической интоксикации организма. Среди долгосрочных последствий – проблемы с дыхательными путями и сердечно-сосудистой системой, онкология. Не исключается даже бесплодие», — добавила Бабаян.

По ее словам, противоядия как такового не было, и все основывалось на симптоматическом лечении. А в случае изменений в организме медики лечили непосредственно эти органы.

Интересно, что химические ожоги были обнаружены также у тех ребят, кто пострадал от ударов беспилотников. Как известно, что использование авиационных боеприпасов с фосфорной начинкой широко распространено в армиях НАТО. И именно турецкие беспилотники (Bayraktar) широко применялись азербайджанской стороной в ходе недавней карабахской войны.

Военнослужащий Каро Погосян – герой известной фотографии, широко распространившейся в сети в дни войны, – рассказал нам, что на его теле тоже были химические ожоги после удара дрона.

«Сверкающие вещества были обнаружены на моих ранах во время экспертизы. К счастью, у меня было не очень много химических ожогов, и их удалось вылечить», — сказал он.

Каро был тяжело ранен в Горадизе в конце октября: тогда армянские подразделения получили приказ об отступлении, взвод из 22 человек покинул позиции. Но как только автобус с военнослужащими отъехал от места боевых действий почти на 2 км, по нему ударил вражеский беспилотник. Из 22 человек выжили трое, Каро был одним из выживших.

Как сейчас обстоят дела?

Сегодня уже все бойцы с ожогами выписаны из Ожогового центра и отправлены домой.

В ответ на наш запрос о том, как лечили больных, в Минздраве ответили, что пациентов с химическими ожогами лечили в соответствии с медицинскими путеводителями.

«Военнослужащие, прошедшие лечение в Национальном ожоговом центре, дальнейшее диспансерное наблюдение проходят в Центральном клиническом госпитале Минобороны Армении», — говорится в сообщении.

Нам удалось поговорить с сестрой солдата-срочника Армии обороны, имя которого не станем раскрывать по этическим соображениям. Он получил химические ожоги после удара БПЛА. Химия была обнаружена на его руках и голове.

Как рассказала Алвард — сестра 19-летнего парня, ожоговые раны чрезвычайно медленно заживают.

«У него ужасный зуд, пораженные участки напоминают аллергическую сыпь. Порой даже идет кровь», — сказала она.

Парню приходится постоянно пить лекарства, чтобы уменьшить зуд. В то же время, как отметила сестра военнослужащего, интоксикации организма у него не было.

В Ожоговом центре реабилитацию прошли порядка 120 военнослужащих. Однако комбустиологи из Центра оказывали помощь гораздо большему числу пациентов, проходивших лечение в других медицинских учреждениях – у большинства бойцов травмы были комбинированными.

Что за химия?

Для того, чтобы понять, какая именно химия была использована в Карабахе, специалисты Ожогового центра подготовили материалы для гистологического анализа, который будет проведен в нескольких зарубежных странах. Сейчас эти экспертизы все еще в процессе.

В связи с этим мы побеседовали с одним из лучших токсикологов страны – руководителем Центра лечения острых отравлений в Республиканском медцентре «Армения» Шаваршем Мелконяном.

По его словам, белый фосфор прожигает ткани и продолжает гореть внутри организма. С другой стороны, у пострадавших могут наблюдаться клинические воздействия на организм высокотоксичного диоксина. С учетом того, что написано о белом фосфоре в открытых источниках, это чрезвычайно ядовитое вещество с удушливым запахом, летальная доза которого составляет 0,05—0,15 грамма.

«То, что было у нас, не похоже на белый фосфор, скорее всего, это другие зажигательные снаряды. Их же огромное количество. Думаю, это оружие наши противники использовали именно для того, чтобы выжигать леса, которые служили естественным препятствием, усложняющим их углубление», — сказал Мелконян, отметив при этом, что лечением пациентов с химическими ожогами он, тем не менее, не занимался.

Он считает, что раз бойцы уже перешли на амбулаторное лечение, значит, серьезных признаков интоксикации нет.

Постскриптум

Специалисты отмечают, что для проведения хотя бы местной детоксикации при химических ожогах, необходимо сразу же промыть пораженные участки слабым раствором перманганата калия.

Первая помощь в принципе может быть очень эффективной. Однако во время 44-дневной карабахской войны в большинстве случаев ее попросту невозможно было оказывать – пациентов довозили до больницы не раньше, чем спустя 24 часа.

В целом химию можно вывести, удалив пораженные ткани, то есть методом некрэктомии. Однако это только в том случае, когда ожог местный. Но большая проблема в том, что химические вещества всасывается в кровь и вызывают интоксикацию всего организма, поражая внутренние органы.

Напомним, первое международное соглашение, касающееся ограничений на использование «взрывчатых и зажигательных пуль» заключено в Санкт-Петербурге еще в 1868 году.

В связи с этим под запрет попали следующие виды оружия и боеприпасов: разрывные боеприпасы массой до 400 г.; пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в теле человека; химическое и биологическое оружие; оружие, порождающее осколки, невидимые в рентгеновских лучах; противопехотные мины и мины-ловушки; зажигательное оружие и боеприпасы; ослепляющее лазерное оружие; кассетные боеприпасы.

В настоящее время базовым документом по запрету фосфорных боеприпасов считаются дополнительные протоколы 1977 года к Женевской конвенции о защите жертв войны, (1949 г.), а также протокол III к «Конвенции о конкретных видах обычного оружия» (1980 г). США и Израиль к ним не присоединились.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь