Вот эта улица! Вот этот дом! «Будущее есть?»- спросил Пашинян. Отвечают люди из прошлого.

0
21

Вот эта улица! Вот этот дом! "Будущее есть?"- спросил Пашинян. Отвечают люди из прошлого.

Вот эта улица! Вот этот дом! «Будущее есть?»- спросил Пашинян. Отвечают люди из прошлого.Значимые дома Еревана, в которых жили значимые для армянской истории люди… Колумнист Sputnik Армения рассказывает о прошлых жителях Еревана, имена которых остались на мемориальных досках домов, где они жили и созидали.

Патриаршие пруды в Москве все равно, что Лебединое озеро в Ереване – исторические центры, от которых лучами расходятся главные улицы столиц. В Москве, к примеру, знаменитая Спиридоновка, в Ереване – примыкающая к озеру улица Московян.

Прожив несколько лет на Спиридоновке, не переставал удивляться несметному числу мемориальных досок на домах, в которых жили: певица Клавдия Шульженко, артист Борис Андреев, рядом – Ростислав Плятт, по диоганали – Людмила Гурченко, дальше министр внешней торговли СССР Патоличев, посол Советского Союза в США Добрынин (единственный из всех иностранных послов, которому позволялось входить в Госдеп со служебного входа), когда- то главный хозяин Москвы Виктор Гришин и еще, и еще, и еще.

Как водится, искал фамилии с окончание на «ян», их на Спиридоновке не оказалось, зато там, где от нее ответвляется Гранатный переулок, набрел на дом братьев Армянских, Николая и Михаила.

Один Армянский, Николай, член русского фотографического общества, второй, Михаил, учредитель общества любителей лыжного спорта, оба, само собой разумеется, сделали большие деньги не на фотографиях или лыжах, и апартаменты в своем доходном доме сдавали не случайным прохожим, а москвичам с тугими кошельками. Основателю Московского камерного театра Александру Таирову с женой, знаменитой актрисой Алисой Коонен, например. А в квартире под номером 21 располагалось частное училище для детей, которым заведовала Александра Фридриховна Армянская.

В 1974 году в доме братьев Армянских началась капитальная реконструкция, после чего в него въехали новые жильцы. И вот вам эти новоселы: Герой Советского Союза летчик-писатель Марк Галлай, актриса Вера Орлова, главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев, певица Екатерина Шаврина, актер Владимир Этуш, дзюдоист, чемпион Олимпийских игр в Монреале Сергей Новиков, все люди достойные, в намоленные стены за просто так не вселишься.

…Заканчивающуюся на «ян» улицу Московян в Ереване начали прокладывать с 1924 года по проекту лучшего из лучших армянских архитекторов Александра Таманяна, и сегодня вместе с несколькими другими она охватывает часть Кольцевого бульвара. В годы впавших в беспамятство и чрезмерно революционных армянских вождей Московян чуть было не переименовали во что-то другое, однако, обошлось…

Так чем наша ереванская Московян напомнила автору ту, московскую Спиридоновку? Людьми, которые на ней жили и которыми можно (надо!) гордиться. Чуть ниже я назову их имена, предлагая читателю повернуться лицом как бы в прошлое, а на самом деле это не про прошлое, это про будущее, которое у нас есть. Не потому, что так обещал Пашинян, а потому, что путь в завтра проложили вчера и прокладывают сегодня такие люди …

Дальше только приятное, построчно. Имена на досках памяти. Пожалуй, самый знатный из домов на Московян 31, тот в котором жили:

Леонид Гурунц — писатель из Карабаха (тогда: село Нор Шен, Шушинский уезд, Елизаветпольская губерния Российской империи). Названия, говорящих сами за себя книг: «Карабахская поэма», «Шумит Воротан», «Наш милый Шушикенд».

Сергей Амбарцумян – академик, многолетний и непререкаемый ректор Ереванского Университета. 1988 год, Москва заседание Президиума Верховного Совета СССР по Карабаху. Сергей Амбарцумян предлагает правовое решение проблемы, Горбачев грубо прерывает его: «И вы так преподаете студентам?». «Товарищ Горбачев! Я преподаю точные науки»,- слышит в ответ непререкаемый генсек.

Гарегин Севунц тоже писатель и тоже из Карабаха. Автор зачитываемого до дыр романа «Тегеран».

Григор Гюрзадян, академик, по меткому определению известного публициста-карабахца Зория Балаяна (живет в том же доме) Гюрзадян Григор — «Охотник за звездами».

Но есть еще Гюрзадян-сын. Всемирно известный ученый, сумевший обнаружить в космосе старый световой след, позволивший решить несколько неразрешимых до этого задач.

Джон Киракосян – государственный деятель, историк, первым в советское время рискнул издать книгу о Геноциде армян.

Вазрик Секоян – в пятидесятых годах прошлого века градоначальник Еревана, затем министр.

В том же доме жил командующий расположенной в Армении на постоянной основе Седьмой гвардейской армии (неприятель, сделавший хоть шаг по армянской земле, мог только сниться). Отслужив свое, командарм отбыл на новое место назначения, стал генерал-полковником, командующим Северо-Кавказским военным округом. Уезжал из Армении с теплыми чувствами и искренним сожалением.

По списку жильцов дома номер 31 на Московян идем дальше. В семидесятые здесь жил Георгий Тер-Газарянц — второй после Антона Кочиняна человек в партийной иерархии республики, после чего Чрезвычайный и Полномочный посол Советского Союза в Сенегале.

…А в сквере напротив – памятник Мартиросу Сарьяну, прожившему на этой же московской улице всю свою ереванскую жизнь. Жил долго – девяносто два года, оставил миру шедевры живописи.

За памятником великому живописцу, лицом к дому — другой памятник: героям фильма Эдмона Кеосаяна «Мужчины» с Фрунзиком Мкртчяном во главе скульптурной композиции.

Еще о памятниках. Если дальше вдоль по Московской, но чуть в сторонку: Аветик Исаакян. Мартирос Сарьян о памятнике. «Такое впечатление, что великий поэт со свойственным ему вдумчивым выражением лица и естественною походкой продолжает шагать и дышать вместе с жителями города». (Шагает ли, дышит ли вместе с жителями сегодня?)

Чуть дальше подаренные еще в 1963 году гражданами итальянского города Каррара «Руки дружбы» из лучшего в мире мрамора..

А еще в камне или бронзе: Айвазовский, Уильям Сароян, защитник армян норвежец Фритьоф Нансен, Пушкин – перед зданием школы его имени.

Послесловие. Говорят, каждые шесть минут на Земле исполняется какое-нибудь произведение Чайковского.

Я не к тому, чтобы, каждую минуту, проходя мимо названных и неназванных соотечественников, снимать шляпу. Я к тому, чтобы вспоминали. Как можно чаще. Им это уже не нужно – это нужно нам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь