«Все на ментальном уровне»: вратарь Давид Юрченко об армянских корнях о футболе и сборной

0
9

"Все на ментальном уровне": вратарь Давид Юрченко об армянских корнях о футболе и сборной

«Я по натуре псих!»: вратарь Давид Юрченко об армянских корнях и о футболеГолкипер сборной Армении и ереванского «Алашкерта» Давид Юрченко в интервью спортивному обозревателю Sputnik Армения Хачику Чахояну рассказал о национальной команде, о жизни и своей причастности к настоящей фамилии Сталина.

Голкипер сборной Армении и ереванского «Алашкерта» Давид Юрченко в интервью Sputnik Армения поделился своими впечатлениями о национальной сборной, рассказал о своих увлечениях, жизни в Ереване и многом другом. Беседовал Хачик Чахоян. 

По горячим следам

— В чём, по-вашему, залог трёх побед сборной Армении на старте отборочного турнира?

— Всё на глубоком ментальном уровне. Сейчас армянский народ переживает тяжёлое время. Футболисты — часть народа, поэтому нам тоже тяжело, и мы пытаемся помочь людям ослабить это бремя тем, чем умеем. Пытаемся играть в футбол так, чтобы соотечественники на следующий день улыбались друг другу. Дай Бог, чтоб это продолжалось и дальше, потому что мы хотим достичь большего и движемся вперёд. Мы гордимся тем, что все говорят про Армению и наши люди от этого немножко довольны и счастливы.

— Неужели, не обошлось без фарта?

— Не зря же говорят, везёт сильнейшему. Фортуна улыбается тем, кто больше достоин. Если проанализировать нашу игру, то заметно, как после эпизодических моментов мы начинаем прибавлять. Да, мы какое-то время находимся в стадии выжидания. Выдерживаем накал соперника. Изматываем его, как на ринге. А когда чувствуем, что оппонент подустал и начал задыхаться, то включаем максимальные усилия и вступаем в бой. Мы понимаем, что играем с командами, в которых футболисты рангом выше. Если взять ту же Румынию, то у них весь состав из европейских топ-лиг. Но они не так много времени проводят друг с другом в одной команде, у них нет чёткой слаженности. А мистер Каппарос создал из нас крепкий кулак. Команда идёт на омоложение и на усиление, но кем я вам сейчас не скажу (смеётся). Это очень положительно сказывается на атмосфере в целом. Подстёгивает всех к прогрессу. Место в сборной, извините, не бетонное. Нужно, порой, подвинуться и уйти. Приходят молодые ребята. Поэтому нужно доказывать в каждой игре, что на поле достоин быть именно ты.

Путь в сборную

— Как же всё-таки получилось, что вы оказались в сборной Армении?

— Мой путь в сборную был долгим и сложным. Если говорить подробно, то не хватит нескольких дней для рассказа. Но если говорить тезисно, то уже в 2015 году я бы играл за Армению. Когда поступило первое приглашение, для меня это было большой честью. Во мне течёт армянская кровь и от этого никуда не деться. Я действительно ощущаю Армению своей Родиной. В тот год я играл в России и попросил руководство армянской федерации только об одном: помочь мне трудоустроиться за рубежом, чтоб не считаться легионером в российском первенстве.

В моём клубе «Уфа» президент сказал прямо, что если стану легионером и попаду под лимит, то играть не буду. Я это понимал и поэтому обратился к коллегам из Еревана с такой просьбой. Зачем сборной нужен вратарь без игровой практики? Это всё равно, что завести курок и выстрелить в свою голову. Для меня неважно, где бы это могло быть: Казахстан, Китай, Венгрия, Польша – любой клуб, даже в той же Армении. Главное, чтобы были условия, позволяющие моей семье нормально жить, а мне играть и прогрессировать. Но, к сожалению, тогда ничего не получилось. Не знаю почему, я не интересовался. Значит, так было суждено.

— Затем последовала отмена лимита в России и повторный вызов в сборную?

— Это большая честь выходить на поле под гимн страны и добиваться побед со сборной. Но это не заслуги одного человека и даже команды. Это заслуга всех, кто вместе с командой: от администраторов и обслуживающего персонала, до болельщиков и корреспондентов, рассказывающих о нас людям. Наши победы – победы тысяч, да что там – миллионов армян во всём мире, которые сопереживают и поддерживают нас. Это доносится до нас. Земля круглая и всё возвращается бумерангом. Как мы относимся к людям, так и они относятся к нам.

А ещё Джугашвили

— Откуда ваши армянские корни и в честь кого вас назвали Давидом?

— У меня мама армянка. Её девичья фамилия Татевосова. До этого фамилия у предков была Тер-Татевосян, позже Татевосян, а потом окончание изменилось на -ов. По её рассказам, наши армянские корни из поселения Татев. Мама родилась в Чарджоу, в Туркмении, а папа из Ашхабада. У меня есть старший брат. В 1994 году мы переехали в Россию, в Тверь. Там с 8-ми лет я начал заниматься футболом, но параллельно увлекался единоборствами. Мой брат тэквандист – чемпион Туркмении, чемпион России. Занимался также кикбоксингом, и я ходил с ним в эти секции. Но в какой-то момент понял, что всё-таки футбол мне больше по душе. А почему встал в ворота? Просто не люблю бегать с детства. Всегда любил прыгать и подсказывать (смеётся). Встал в ворота и почувствовал себя комфортно, это моя стихия.

— А имя Давид?

— Его мне дал папа в честь какого-то известного туркменского боксёра. Он в молодости занимался боксом, имел разряд. Но с детства я с серьёзным видом всегда говорю, что меня назвали в честь царя Давида (смеётся). Кстати, мама в первое время даже не могла запомнить это имя. Это наш семейный юмор. Когда я родился и нам звонили по телефону, она кричала папе: «Вить, как мы сына-то назвали?!»

— С армянскими родственниками связь поддерживаете?

— Есть такая история, что у моих армянских предков в далёкие времена в подвале хранились чаны с золотом. Потом случилось землетрясение, и все богатства пропали (смеётся). Наши родственники по маминой линии переехали из Туркмении в Америку и с ними связь оборвалась. Но с теми, кто в России общаемся. Под Ростовом-на-Дону живёт мамин двоюродный брат, дядя Миша. Там мои братья, сестрёнка.

— А корни отца откуда?

— У отца есть грузинские корни. Фамилия его мамы — Джугашвили, как у Сталина. Получается, что я такой микс (смеется). А фамилия Юрченко от деда. Он выходец из Сибири.

Семья и Армения

— У вас же супруга тоже армянка?

— Да, папа у супруги армянин, а мама русская. В Ереване живут её родственники: братья, сёстры, дяди, тёти. Бабушка недавно умерла, царство ей небесное, здесь похоронена. Отца могила тоже в Ереване. Жена часто сюда приезжала, но сейчас мы ждём пополнения в семье, и она не может прилететь из Москвы. Как только всё разрешиться мы непременно побываем в Армении все вместе.

«Можно представить, что будет, если…»: Капаррос об игре сборной Армении в отборе ЧМ-2022>>

— Что Вы знали об Армении, до того, как стать гражданином страны?

— Интерес к Армении мне прививала мама с детства, но осознанно я ощутил свои армянские корни и в этом признаюсь впервые, когда перед началом своего дебютного матча на стадионе зазвучал гимн. Я стоял в майке с армянским гербом и понял, что этот момент настал. Сбылась сказочная мечта. Мы же в детстве много фантазируем, хотим много чего достичь и добиться. Вот одна из таких фантазий сбылась. Я оказался в той сборной, в которой должен был быть.

— Было даже заметно, что вы подпевали гимн.

— Я армянский язык, к сожалению, не знаю. Но учу. Мне в этом помогают мои коллеги и по сборной, и по клубу, и обслуживающий персонал на базе. Каждый день хотя бы по одному слову я запоминаю. Гимн я, честно, не учил. У нас ребята всегда громко поют, вот я это слышу и подпеваю. Знаете, в этот момент я нахожусь в таком состоянии, что не думаю, что делаю. Физически я нахожусь на поле плечом к плечу с ребятами, но головой — вообще непонятно где. Это такая эйфория, которую не передать словами. Всё идёт изнутри. И если мне кто-то скажет, что я пою, то я скажу, да нет, вы что, как я могу петь?! (смеётся)

Вратарь – это диагноз

— После ухода из спорта Романа Березовского в сборной долгое время не было стабильного вратаря. Ваше появление придало команде уверенность, защитники стали играть лучше…

— Ну, коль скоро речь зашла о Романе Анатольевиче, то передадим ему привет, чтобы тренеру было приятно (машет в вэб-камеру). Мы проводим с ним много времени в диалогах не только о футболе, но и о том, что вокруг него. У Березовского очень богатый жизненный опыт, которым он делится со мной, а я как губка впитываю, потому что до сих пор учусь каждый день чему-то новому. Мне всё интересно. Футбол меняется. Каждый год появляются какие-то новые тенденции, и я пытаюсь прогрессировать. Ну, а про меня надо у ребят спросить, кто в защите играет. Я по натуре псих! Я вратарь, а это уже диагноз. Делаю то, что умею, а хорошо это или плохо получается, пусть судят люди со стороны.

В Испании Капарроса назвали армянином, в Румынии требуют отставки тренера сборной>>

— Болельщики замечают, что вы мало играете на выходах, почему?

— Раскрою некоторые секреты вратарской тактики. Анатольич, извините! (смотрит в вэб-камеру). У нас тоже есть план на игру. В матче с исландцами была договорённость, что я вступаю в игру только в экстренных моментах. Исландцы специально блокировали мои действия. Например, нанесён удар или пошла подача, но нападающий соперника не играет в мяч, а всячески мешает мне его парировать. То есть, футбол превращается в шахматы, когда соперники разыгрывают очень утончённые и продуманные комбинации. Футбол меняется, меняются и действия вратаря на поле. Посмотрите, как тот же Нойер играл раньше и как сейчас.

— Армения лидер группы и это всех шокирует. Осенью соперники будут настраиваться на вас серьёзно. Вы готовы?

— Отборочный этап ЧМ не проходной двор. Здесь нет лёгких игр. Если посмотреть тот же матч с Лихтенштейном, то мы забили только один гол. И то не мы, а они за нас. А могли бы ведь и не выиграть… Неважно, кто с кем играет. Сейчас футбол краше тем, что люди выходят играть так: одна игра и всё – финал. Завтрашнего дня нет. Есть сегодня и сейчас. Только здесь всё решается. Та же Македония обыграла немцев, но об этом у нас все молчат. Говорят только о наших успехах.

Режиссер и аниматор

— Что хочется увидеть в Армении и где побывать?

— Хочется съездить в Эчмиадзин, на святые места посмотреть. Хочу попасть в Татев, посмотреть, как выглядят родные края. В своей ереванской жизни я себя во многом ограничиваю, мне нужно немного перезагрузиться. Произошли серьёзные повороты и мне надо переосмыслить многие моменты. Это очень личное, извините. Сейчас я полностью живу и дышу футболом. Занимаюсь саморазвитием, читаю, гуляю один в выходные по центру города. Мы, вратари, по сути одиночки. Любим уединение. Лично я не боюсь быть один. Я себя комфортно ощущаю в одиночестве. Когда ты один, то можешь услышать свои мысли. В этом есть большой плюс.

— Есть хобби?

— Раньше любил бильярд, боулинг, картинг. Встречи с друзьями тоже некое хобби, а здесь моё хобби это разговоры по 50 раз в день по видео с семьёй. Книги, какой-то анализ матчей, потому что иногда мне Роман Анатольевич (Березовский – ред) подбрасывает информацию для анализа. Это игры по всему миру, не только наши. В частности, немецкий чемпионат и матчи других сборных.

— А что читаете?

— В данный момент Андрея Курпатова — «Красная таблетка», вторую часть. Познаю, почему всё-таки не мы движем нашим мозгом, а мозг движет нами. Интересно, что мы в большей мере живём инстинктами и тем, что в нас было заложено генетикой. У людей сложился твёрдый стереотип о том, что они решают, что им делать и как. Но на самом деле это закладывается генетически. Надо заниматься саморазвитием, заставлять себя вставать раньше, делать то, что ты никогда не делал и тогда всё получится.

Новичок сборной Армении может стать футболистом испанской «Севильи»>>

— У вас есть образование, кто вы по специальности?

— У меня есть высшее образование, я его получил в Москве. Но, к сожалению, получил не то, которое хотел. После школы я поступил во всем известный спортивный институт в Черкизово на специализацию, сейчас для вас это будет неожиданностью: спортивная режиссура и анимация. Есть такой факультет. Короткометражные мультики, фильмы. Какие-то сцены, организация мероприятий и соревнований. Их проведение от «а» до «я». Мне это было интересно, это гуманитарное направление. Но из-за частоты игр, переездов я не мог учиться полноценно. Был там спецкурс – актёрское мастерство. Надо было не только присутствовать на лекциях, но и играть на сцене, показывать спектакли, миниатюры. В итоге по понятным причинам мне пришлось перевестись в другой спортинститут, в Малаховку. Так что у меня есть диплом, позволяющий работать физкультурником в школе.

— Если говорить о генетическом коде, то, значит, была судьбоносной встреча с вашей супругой с армянскими корнями?

— В нашей семье мы шутим на эту тему – родная прости меня, что об этом говорю во всеуслышание (машет в вэб- камеру)! У меня был первый брак и мою первую супругу звали тоже Анастасия. У них даже дни рождения в один месяц, только разница по возрасту, а сын от первого брака родился 12.12.12., тоже, наверное, какой-то знак… Сейчас, может быть, Бог мне дал второй шанс. Я это расцениваю так и очень счастлив. Говорю об этом во всеуслышание, хотя о счастье надо молчать. Моя жена не просто штамп в паспорте. Она тот человек, с кем я могу поделиться, пообщаться, порой, поворчать и поныть, хотя мужчинам это не свойственно. Но мы же живые люди, не роботы и у каждого есть свои слабости. Я думаю, что нас связала судьба, это было дано сверху. Изначально мы этого не понимаем и не видим. Но когда анализируем, то воспринимаем счастье по-другому. Не знаю, правда, за что мне выпало такое счастье. Наверное, чтобы я тоже сделал бы что-то хорошее для людей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь